Стоять! Бояться! Денег не прятать!

Судебный пристав

Судебный пристав

Очевидцы массовых облав на должников, случившихся в городах и весях необъятной Родины, утверждают, что видели нечто подобное только в эпоху расцвета примитивного рэкета, когда за неуплату дани бандиты стаскивали с хозяина сосисочной дорогие штаны, часы и выносили вон японский телевизор.

«Сын ошибок трудных» оказался для судебных приставов весьма полезным: с некоторых пор по их команде сотрудники ДПС на стационарных постах в период проведения спецопераций «Стоять! Бояться! Деньги не прятать!» повадились тормозить всех водителей подряд и доставлять к приставам на пост с целью выявления среди них должников.

При обнаружении оных приставы-исполнители под прикрытием вооруженных сотрудников милиции отныне смело запускают руку в карман водителя и понуждают к расплате на месте. С автомобилей тех, кто не смог предъявить квитанции об оплате штрафа (забыл, потерял…) или же нахальным образом штраф просто не оплатил, сотрудники ДПС по требованию приставов скручивают колеса и отнимают запаску, вырывают с корнем автомагнитолы и стаскивают засаленные чехлы. А когда не желают пачкаться, прихватывают мобильный телефон.

Берут как в ломбарде – все, что может хоть сколько-нибудь стоить.
У особо же выдающихся жмотов (не пожелавших отдать государству в совокупности 10-15 тысяч штрафных рублей) средь бела дня запросто отбирают и весь… автомобиль.
Атака на имущество неплательщика проводится так оперативно, что оболваненная жертва, вынужденная нести четырехколесное имущество без колес на собственном горбу или вовсе – возвращаться домой пешком, не сразу начинает соображать, что на одно совершенное ею административное нарушение приставы-исполнители только что ответили десятком своих.

В части превышения должностных полномочий претендующих едва ли не на уголовные…
Под раздачу (простите, под отъем) сегодня рискуют попасть не только те, кто высморкался в постановление о штрафе. Разутым прямо на дороге может оказаться и тот, кто в течение тридцати дней штраф оплатил, но копию квитанции в ГАИ не отправил, ибо с недавних пор не обязан.

В гаишную базу по неисполненным наказаниям по-прежнему заносят всех, от кого не получена весточка, подтверждающая факт оплаты. При этом редко кто из кабинетных милиционеров выясняет, на какой стадии находится дело о наказании за нарушение ПДД: вступило ли постановление в силу или же обжаловано в суде, и по этой причине водитель платить штраф пока не обязан. Или, может быть, виновнику «торжества» на целый месяц была предоставлена отсрочка.

А потому, пост ДПС нередко получает информацию «кто чего должен», весьма далекую от правдивой, а потому чрезвычайно опасную для ее будущих жертв.

Кроме того, как свидетельствуют очевидцы, в период проведения всероссийской акции нередко выворачиваются карманы и вовсе мнимых должников – тех, кто не уплатил штрафы две тысячи лохматого года и теперь уже в связи с истечением годичного срока давности вовсе не обязан никому и ничего.

Более того, единой федеральной базы по неуплаченным штрафам пока нет в природе. А потому приставы города Усть-Кута могут лишь нахально сочинить, что вы не заплатили штраф, наложенный в Биробиджане.

Предположим с натяжкой, что окопавшийся на стационарном посту сотрудник ГИБДД, не имеющий к делу о наказании водителя Кацнеленбогена никакого отношения, вправе стряпать исполнительный документ на водителя-должника и передавать его сидящему рядышком судебному приставу.
Последний, как гласит статья 9 Федерального закона «Об исполнительном производстве», обязан сочинить постановление о возбуждении исполнительного производства, в котором должен установить Кацнеленбогену срок добровольной расплаты, не превышающий пяти дней. Вряд ли такой срок может исчисляться тремя минутами или двумя часами. Сроки должны рассчитываться, начиная с суток. Это значит, что у должника есть как минимум один день и одна ночь на принятие решения о добровольном расставании с деньгами или вещами.

Если же нерешительный товарищ Кац так и не пожелает в предложенный срок вывернуть карманы, пристав получит законное право вынести постановление об аресте денежных средств и пожитков. Обнаруженные денежки он сможет вытряхнуть сразу же, а вот покуситься на вещички сможет не раньше, чем через пять дней после наложения ареста. При этом (что чрезвычайно важно!) законом не предусмотрено проведение обыска должника с целью обнаружения денег. Деньги у должника могут отобрать лишь в том случае, если он их выложил добровольно. Немедленно же отобрать у Моисея Абрамовича и передать на продажу можно только скоропортящееся имущество: мацу или кильку в томате. Поскольку запасное колесо, полное собрание сочинений Ленина и пр. портятся гораздо медленнее килограмма рыбы, отнимать их, таким образом, можно только на шестой день после наложения ареста.

Кстати, как указывает статья 446 ГПК РФ, взыскание не может быть обращено на вещи индивидуального пользования (например, одежду и мобильный телефон) и на имущество, необходимое для профессиональных занятий должника, то есть: барабана, если вы барабанщик и автомобиля, если вы – таксист. Кстати, взыскание не может быть обращено и на мобильный телефон (что вопреки закону случается весьма нередко!), ибо он уже давно стал вещью индивидуального пользования.
Таким образом, все, что может на законном основании совершить пристав при первом контакте с должником (не отходя от поста ДПС), так это – вручить ему постановление о возбуждении исполнительного производства, наложить арест на его имущество (запретить распоряжаться им), при обнаружении в кармане купюр отнять необходимое количество и наброситься на килограмм колбасы.
Или же не сможет сделать и вовсе ничего, если не предъявит доказательств получения вами постановления о возбуждении исполнительного производства, которое должно было быть выслано вам по почте с уведомлением. (Прямо на месте принять необходимые меры к выбиванию задолженности пристав-исполнитель может лишь в том случае, если здесь и сейчас будет доказано, что постановление вы получали еще месяц назад, но штраф не оплатили).

Изъятие же у товарища Каца здесь и сейчас! автомобиля, колес, шарманки и прочего дорогостоящего имущества, похоже, никак не вписывается в рамки соответствующего закона.
Ведь (более того!), стоимость изъятых вещей (а оценивать их вправе отнюдь не пристав, а только подготовленный специалист) не может превышать размер долга. Ну, и в самом деле: абсурдно при задолженности в сто рублей отнимать и продавать с молотка коллекционный «Кадиллак» с последующим возвратом его бывшему владельцу сдачи в размере ста тридцати шести тысяч долларов и двадцати четырех центов (в рублях по курсу ЦБ)…

Трудно представить, чтобы на постах ДПС во время проведения всероссийской акции раздевания дежурили одновременно (!) приставы-исполнители всей страны. И сотрудник ДПС города Екатеринбурга, задержав должника из города Воронежа, строил бы всех приставов в ряд и вопрошал: «Воронежские приставы есть? Принимайте земляка!».

А, между тем, статья 11 уже пресловутого закона «Об исполнительном производстве» прямо указывает, что исполнительные действия совершаются судебным приставом по месту жительства товарища Каца, по месту его работы или нахождения его имущества. И только тем приставом, которыйобслуживает территорию злостного неплательщика штрафов: у каждого пристава своя территория охоты.
И это правильно! Ибо только «участковому» исполнителю может быть доподлинно известна долговая история товарища Каца. В противном случае, по мере продвижения Моисея Абрамовича к теще из Москвы в Биробиджан в каждом городе к нему приставали бы местные приставы, отбирая, кому что понравится. И к теще любимый зять явился в одних лишь подштанниках.

Да, приставу-исполнителю дано право, не обнаружив товарища Кацнеленбогена в столице, отправить депешу коллегам в Биробиджан: мол, встречайте гостя по одежке, а провожайте без… Но вряд ли при проведении всероссийской операции по отъему имущества биробиджанским приставам такие требования направлялись из Москвы.

Спору нет: приставу-исполнителю дано и другое право – покинуть место постоянной охоты и в случае необходимости выдвинуться в чужой заповедник.

Но и в этом случае трудно представить, чтобы на посту ДПС в Екатеринбурге товарища Каца поджидали опередившие его в дороге приставы из Москвы.

Кроме того, в праздничный или выходной день, а также после десяти часов вечера пристав может уже не суетитьтся: статья 12 закона гласит, что исполнительные действия совершаются в рабочие дни с 6 часов до 22 часов по местному времени. Набрасываться на ваши вещички дома или посреди улицы в праздничные и выходные дни пристав может только в том исключительном случае, если застать вас дома в дни рабочие (по вашей же вине) едва ли возможно…

Иными словами, слишком многое должно было бы совпасть в одном месте и в одно время, чтобы абсолютно все покушения на имущество и деньги должников можно было бы считать законными.
И помните, что любое действие пристава, равно как и любой выданный им документ, вы можете обжаловать в суде или у его непосредственного начальника. Правда, до решения по жалобе пристав-исполнитель будет смело и на законном основании делать всё, что задумал.

…В главном придорожном ведомстве страны операцией, нашумевшей шелестом купюр и бряцаньем гаечных ключей, вполне довольны. Более того, готовят регулярное проведении массовых акций совместно с приставами на дорогах всея Руси.



No User Responded in " Стоять! Бояться! Денег не прятать! "

Оставить комментарий

  Имя [*]

  e-mail [*]

  сайт

Subscribes подписаться на получение ответов

Заметьте: Включена проверка комментариев. Нет смысла повторно отправлять комментарий.