Шлагбаум в кредит

Странно было бы надеяться на то, что с территории строительного рынка «Каширский двор» его хозяева выпустят меня и мой автомобиль без всякого желания засунуть руку в мой карман, тем более — при наличии у «контрольнопропускного пункта» вполне понятного предупреждения: въезд, мол, товарищи, платный. Ну, то есть выезд…

Однако то ли желание испытать службу парковки на прочность, то ли стремление понять, что делать тому, кто оставил на рынке последние гроши (не жить же теперь среди ларьков до зарплаты!), подвигли меня к авантюрной выходке.

И, подрулив к закрытому шлагбауму с видом нарушителя, готового перейти государственную границу, я заглянул в темную амбразуру, в которой устало хлопали глаза разукрашенной девицы — сборщицы податей, и чистосердечно признался:

— Платить не буду…
Столь хамское заявление мигом сорвало с девицы пелену усталости,
и она едва не по грудь высунулась наружу:
— Это почему?
— Дык, денег нет … Тотчас же возле амбразуры возник призванный ею на помощь контроллеркассир, назвавшийся Дмитрием Александровичем Капрановым, и на правах старшего вопросительно вскинул брови:
— Ну, вы же понимаете, что мы не выпустим вас с нашей
территории, пока вы не заплатите 10 рублей.
— Понимаю, — обречено съежился я. — Но это будет незаконно.
Стойкость оловянного солдатика вынудила меня прочитать целую лекцию о гражданских отношениях и административных правонарушениях, а проще говоря, на тему «Можно ли за неуплату червонца задерживать автомобиль». Не обнаружив в глазах контроллеракассира душевного отклика, я набрал номер телефона дежурной части ОВД «Нагатино-Садовники» и заспанному, судя по голосу, дежурному доложил о творящемся на его территории бесчинстве — незаконном задержании автомобиля. Дежурный зевнул и предположил, что это, скорее всего, не терракт. А, стало быть, фигня. И выслать наряд отказался.

Тетенька милиционер из службы «02» оказалась более ответственной: она соединила … с тем же дежурным из той же части, отчего последний резво проснулся, ибо смекнул — дело на контроле в ГУВД…

И ровно через три минуты у парализованного неуплатой червонца полосатого шлагбаума с разных сторон образовались: старший участковый уполномоченный майор милиции Николай Михайлович Сергеев и — для поддержки околоточного — вооруженный по пояс моторизованный наряд ППС.

Изучив мой гражданский паспорт (переданный мною в руки майора добровольно со словами «Я — гражданин Российской Федерации!»), Сергеев выслушал душещипательную историю о нарушении сотрудниками рынка моих гражданских прав и, согласившись с доводами, построил в одну шеренгу охранников с рациями, контроллеров с чеками и зевак с открытыми ртами.
И вскоре лениво лежавший до тех пор шлагбаум, как у жениха на свадьбе, мгновенно встал…
Концепция защиты моего права покинуть территорию рынка (изложенная в доступной форме участковому уполномоченному) была предельно проста.

Да, действительно, сам факт въезда на территорию рынка при том, что мне доподлинно известно о необходимости экскурсию по рынку оплатить, подтверждает мое добровольно взятое на себя обязательство раскошеливаться. Иначе говоря, не намерен платить — не въезжаю. Это так называемая оферта. Таким образом, сотрудники рынка предъявили совершенно справедливое требование поделиться червонцем.

Однако в случае отказа добровольно соблюдать условия такого договора у них не было и не могло быть оснований для обращения в милицию с заявлением «гражданин Иванов не желает платить за проезд по рынку». Ведь отказ платить за катание по территории (равно как и иные долговые притязания типа «…мне Афоня рубль должен!») лежит в сфере исключительно гражданских отношений, то есть отношений между гражданином и предприятием (или таким же гражданином). И финансовые разборки между ними никоим образом не касаются органов правопорядка (если, конечно, дело при этом не дошло до драки) и не могут быть областью их вторжения. Понятно: если вы не оплатили услуги, скажем, мобильной связи, компания-оператор не будет стучать на вас в опорный пункт милиции. Ибо это абсолютно бессмысленно…

Между тем, в случае отказа тряхнуть мошной, у сотрудников рынка возникает полное законное право обратиться в суд с требованием обязать должника не только заплатить им 10 рублей, но и потребовать у него возместить причиненный им моральный вред в размере 50 копеек…

Суд, скорее всего, посчитает их требования законными, а аргументы — убедительными, и в случае невыполнения судебного решения пришлет домой с протянутой рукой приставаисполнителя.

Но вот чего не имели права делать сотрудники рынка, так это — преграждать автомобилю дорогу. И прокололись они там и тогда, где и когда не позволили мне выехать за пределы рынка.

Ведь неуплата пресловутого червонца не может служить основанием для лишения гражданина прав, гарантированных статьей 35 Конституции РФ, то есть — права пользоваться, владеть и распоряжаться принадлежащим ему имуществом. (Ибо как пользоватьсято, ежели движимое имущество по воле злодеев стало недвижимым? И распоряжаться едва ли возможно…) Трудно даже представить, чтобы оператор мобильной связи, например, за долг перед компанией срывал с шеи должника (без вступившего в законную силу решения суда о наложении ареста на имущество) телефонную трубку…

Равно как не может рыночная команда ограничивать и свободу передвижения, гарантированную статьей 27 российской Конституции.
Кроме того, десятирублевый (сторублевый, пятисотрублевый и т.п.) долг не может являться поводом для задержания автомобиля частными структурами, ибо право задерживать транспортные средства в соответствии со статьей 11 Федерального закона «О милиции» дано только сотрудникам органов внутренних дел.

Принудительное удержание машины, совершенное охранниками рынка, подпало, таким образом, под санкции статьи 12.25 Кодекса РФ об административных правонарушениях. То есть под штраф в размере от одной до двух тысяч рублей за ограничение прав владельца автомобиля или водителя на управление, пользование транспортным средством либо его эксплуатацию.

Более того, неправомерные действия рыночных охранников по удержанию автомобиля можно (с некоторой, впрочем, натяжкой) квалифицировать и по статье 330 Уголовного кодекса РФ как самоуправство.
Вот и вышло, что прямо у полосатого шлагбаума в тот, не предвещавший ничего пасмурного день, имели место два абсолютно разных, лежащих в совершенно разных сферах дела — гражданское (дай денег!) и, как минимум, административное (не пущать!), почемуто смешанных в одно непригодное к употреблению блюдо, как овощной суп из парного молока и соленых огурцов…

Возможно, даже малоопытный психиатр узрит в действиях автора этих строк признаки душевного расстройства, вызванного потребностью реализовать навязчивые идеи. Ибо, по мнению здравых людей, заплатить червонец куда выгоднее, нежели битых полчаса париться под шлагбаумом и корчить из себя перед честным народом неимущего.
Воистину: за полчаса разгоряченных прений потеряно несравнимо больше, чем сэкономлено. Только вот дело, разумеется, не в червонце. А в том, что каждый из нас, оставивший машину на рынке, у вокзала или в аэропорту, перед шлагбаумом безропотно платит за мифическую услугу не десять рублей, а, порой, веесьма приличные деньги. И платит вовсе не потому, что тащится от парковочного сервиса. Проклиная все и вся, каждый загнанный в угол раскошеливается исключительно изза того, что твердо знает: бесплатным бывает только въезд, пропуск же на волю стоит денег…
И почемуто каждый из нас всегда уверен, что всякой конторке «Рога энд копыта» в случае отказа за навязанную услугу заплатить позволительно удерживать чужое имущество в качестве залога.

А если б на одну душу водительского населения пришлось хотя бы полдуши пациента больницы имени Кащенко, требующего у продавцов воздуха выпустить на волю бесплатно, а деньги за «услугу» взыскивать через суд, панихида по парковочностояночной мафии уже давно стала бы одним из любимейших всенародных торжеств.
Так, может быть, сойдем с ума?



1 User Responded in " Шлагбаум в кредит "

avatar
иномарка   написал,  

да уж, интересная ситуация

Оставить комментарий

  Имя [*]

  e-mail [*]

  сайт

Subscribes подписаться на получение ответов

Заметьте: Включена проверка комментариев. Нет смысла повторно отправлять комментарий.